pycm

Categories:

Большая шутка за 300 | 2

Приход

В темноте потянулась Павлодарка. Накануне был дождь. На полном ходу влетел в продавленную пологую линзу, наполненную жидкой грязью. Ехать на грязном велосипеде бревет негоже, на одном из привалов после влажной салфеткой привел обода в божеский вид. Асыл, Миша и Макс держатся где-то впереди. Мы идём с Ерканатом и Сергеем. Световое пятно от фонарика обманчиво, в любую секунду можно попасть в неприятности, хотя и крутим что-то около 25 км/ч. Антон стоит у обочины и в мощном свете своей фары машет нам рукой, желая счастливого пути: ему нужно возвращаться назад в город. Минуем дачи, “тёщины ворота”, канал. И здесь прорубает в первый раз по-настоящему. Все низины укутаны плотным молочным туманом, зябко. Но это только подзадоривает и заставляет педалировать веселей. Фонарик на задней сумке Ерканата то пропадает в этом киселе, то снова помаргивает, словно в фильме ужасов. Невероятное ощущение!

Я давно заметил, что природа по части изобразительных и выразительных средств уделывает любого художника или современную технологию. Тут тебе и 3D, и влажность, и вопли куликов из под обочин, и тревожный комок в груди. Разве увидишь и сможешь оценить такое, сидя на диване? Ещё один заряд косматого тумана случается позже, когда проезжали поворот на Куу-Чек, но он уже не был столь зловещим. Справа показывается один едва заметный красный столбик. Еще через несколько минут лучей становится три, пять, семь. И вот уже рассветная корона видна на востоке во всей своей красе. Ребята до этого сделали небольшую санпаузу. Я тоже остановился и съел банан. Подпитываться нужно всё время, чтобы не поймать “энергетическую” яму. Фонарики можно выключить и лёгкие шоссеры быстро уходят вперёд. Я остаюсь в своём привычном состоянии — ездить одному совершенно не напряжно, а где-то даже и комфортно. 05:45, красный кругляш наполовину выныривает из-за горизонта, с этого времени будет самый классный утренний прохват, скорости не снижаю, стараясь держать среднюю выше 24.

Поглядываю на столбики и на комп. Вроде не врёт. Но лишних 2-3 км всё равно где-то опять набил.

Последний раз я ехал по этой дороге в ноябре 1977 года, когда семья переезжала в Топар. А больше и не доводилось, будто что-то не пускало в старые места. Тем интереснее воскрешать в памяти все эти плавные повороты, съезды к бывшим совхозам: Звезда, Мирный, Трудовой. В памяти всплывают многочисленные вояжи на отцовом ГАЗ-69 с длинными боковыми лавочками за грибами, ягодами, на рыбалку. Папа всегда брал с собой офицерскую плащ-палатку и она в мгновение ока превращалась в скатерть-самобранку. Жмурюсь от этих приятных картинок, что проносятся у меня в голове и незаметно долетаю до Молодёжного. Когда взобрался на последний торчок у каменистой сопки, произошло необычное. Ворону стукнула машина и она лежала на спине на моей полосе, вытянув лапки на встречу движению и приподняв голову. Стало ясно, что летать она больше не сможет, так как не то что встать, а даже пошевелить крыльями птица не могла. Всем своим видом она словно бы вопила “Братан, что-то я эт самое, пособи!”. Но тут пошёл отличный уклон вниз, я уже разогнался до тридцатки. И не нажал на тормоза, чтобы убрать несчастную с дороги. После сказал ребятам на привале, многие ее тоже видели. Прости, ворона... 07:30, четыре с половиной часа ходу, 105 км.

Дальнобой на российских номерах у транспортной инспекции подсказал, что хорошее кафе будет на самом выезде из посёлка, слева. Туда я и устремился. Но возле заправки меня окликнули: Ерканат и Асыл “тормозили”, сидя на бордюре у магазинчика. Решил присоединиться.  Весёлая продавец Наташа разогрела мой рис и я споро приступил к трапезе. Поговорил с ней немного о жизни посёлка, нашли общих знакомых. Кроме того, оказалось, что её муж мой ровесник, но учился с 69 годом, раньше строго не брали в школу осенников. Что ж, для полноценного вояжа сюда придётся найти другое время. Тем более, что дорога проторена. Покупаю полтора литра воды Asu: одну с желтой крышечкой (лимонный вкус) и две обычных. Этого должно хватить до Родниковского. Завершаю завтрак. Жаль, что чайника у моей радушной хозяйки нет, не смог выпить кофе. Заезжать ради этого в кафе не стал, потрачу много времени. Разминаю ноги, хожу в теньке заправки. Работники станции и немногочисленные местные смотрят на меня, как на инопланетянина. Пользуясь случаем, пишу в группу, публикую пост в ФБ с рецензией на книгу Макса Гринкевича: ещё дома решил сделать это здесь. Наш горняк проснулся в шестом часу и комментирует ход бревета, скоро ему на шахту. Нахожу стихотворение, которое мучило меня, когда не мог уснуть:

Ах, родина, какой я стал смешной!
На щеки впалые летит сухой румянец.
Язык сограждан стал мне как чужой,
В своей стране я словно иностранец.

Чёрт, как точно, как метко, как это про меня, про нас.

Однако, следует налегать. Солнышко шпарит уже вовсю, ещё час и будет совсем жарко.  Обильно намазал лицо и руки кремом от загара. Выезжаю и ловлю ещё одно забавное состояние. Может тому виной съеденное, но время словно растягивается. Дубасишь в какой-то расплавленной массе, бросаешь взгляды на километраж, он ползёт очень медленно. А потом —хлоп! — и уже 150. Половина пути пройдена. Лёгкий ветерок, если и был, то подгонял справа и слева в спину. Но перед Родниковским начинается непонятное: он крутится со всех сторон и даже дует в лицо. Это сразу убавляет задора. Стоит встать на таком плотняке и былой скорости уже не видать. Коротко отдыхаю в тени захолустного магазинчика. Рядом бегают маленькие дети хозяйки, одетой по чеченской моде. Она певуче рассказывает, сколько человек проехало, что ели. Впереди кусок до Шидертов на сотню км. На которой ровным счётом ничего нет. Покупаю здесь ещё литр воды. Мой запас что-то около 2,5, должно хватить. Дорожное покрытие здесь самое плохое. Асфальт обработан ненавистным ШПО — в битум впечатаны острые неровные кусочки щебня. Это у меня амортизирующая вилка, представляю, каково ребятам на карбоне...

Семь часов в пути, хороший темп. Но нужно учитывать копящуюся усталость.

После Молодёжного Асылбек написал, что ложится поспать у обочины. Меня он не обгонял. Поэтому я еду в полной уверенности, что иду пятым. Предупреждаю хозяйку, что еще один участник на трассе. 10:40, коротко читаю ленту. Все растянулись по дороге, кто где. Настраиваюсь на бросок.

Следующие двадцать км по большей части ругался, кричал, всячески заводил себя. Жарко. И, о чудо! — на границе областей состояние дороги меняется кардинальным образом. Серый гладкий асфальт имеет очень мелкозернистую поверхность. Колеса не звенят, поют. Здесь принимаюсь ловить подхват от проезжающих фур. Перед встречными пригибаюсь к рулю, тогда не так останавливает набегающий поток. А если слышу длинномер сзади, группируюсь, разгоняюсь и вот уже в мешке скорость 40-42-45 километров. Машина уходит вперёд, а я еще качу на большой скорости, не подкручивая. Так незаметно добираюсь до отметки в 200. На повороте на 10-ю насосную стоит КАМАЗ с прицепленной бочкой. Ждут каких-то работников и водитель гуляет рядом по обочинам.
— Твои тут промчались. Трое, потом ещё двое. Впереди разлив большой будет, можешь искупаться, вода отличная.
Удивляюсь, как это пятеро? Ведь выспавшийся Асыл где-то позади? Это я ещё не знал, что спал он ровно полчаса и давно впереди меня... Но говорю о еще одном задремавшем батыре водителю. Тот обещает сказать, что “все проехали и Руслан тоже“:) Дорожный знак показывает, что через 15 км будет “ёлочка” — место для отдыха. Решаю не есть здесь, доберусь до цивилизованного места. Ногова давно снял и обильно мажу ноги кремом, не хватало ещё раз сгореть. Обозначенную пятнашку пролетаю за полчаса. Место отдыха представляет собой плохо заасфальтированную площадку с большим бетонным кольцом в виде мусорки. Какие-то работяги на двух УАЗах выпивают по центру. Останавливаюсь с краю, рядом на паркетнике с новосибирскими номерами обедает семья. Перекидываюсь с главой: едут на встречу с однокашником по военному училищу в Алматы. Сегодня хотят проскочить Караганду и добраться до Балхаша. Делюсь с ним некоторыми лайфхаками, он тепло благодарит. Жадно ем макароны, проголодался. Вода манит. Но к ней надо двигать по просёлку, искать место в кустах. Решаю, что водные процедуры собьют с темпа. Облизываюсь на эту прохладу и качу дальше. Дорога становится ещё лучше, мчу по метровой асфальтированной обочине, не обращая особого внимания на автомобили. Печёт, в одном месте не выдерживаю, лью тёплую воду из фляжки на голову через прорези шлема. Глаза мгновенно начинает разъедать соль. Приходится остановиться, снять перчатки и нормально умыться, чтобы прекратить это адское жжение. Кое-где встречаю дорожников. Указательным пальцем левой руки показываю вниз, на дорогу, а потом поднимаю вверх большой палец. Те довольные машут мне руками и орут “Переезжай в Павлодарскую область!”

За четыре с половиной часа беру Шидерты, древнейшее место края, где люди жили больше 10.000 лет. Но мне не до истории. Здесь идёт большое дорожное строительство. Стоя на педалях пробираюсь по объездам и грейдерам, очень быстро миную посёлок и понимаю, что всё, дальше только Экибас. Остановился у страшной кургузой кафешки. За двойную цену купил банку холодного пива, да умылся у них под краном в закутке. Холодная вода бодрит, а напиток залетает незаметно. Дедок, явно пенсионного возраста, что с интересом рассматривал меня внутри, открывает дверцу “Газели”:
— А то, слышь, паренёк. Я до Экибастуза. Кидай свой агрегат в кузов, довезу. Дальше дорога 50/50, объезды.
— Спасибо, батя. Мы идейные. Нам надо своим ходом.

Пру то по хорошему асфальту, то по объездам. Потянулись дачи. Сбоку идёт отлитое бетонное основание под автобан. Скачу на него и ветер подпирает в спину. Резина мгновенно становится белой от пыли. В голове щёлкает бзик: выехать из 15 часов. 17:40 — протокольное фото у стелы с названием города. Не могу сказать “грёбаный Экибастуз”, записывая короткое видео для инста называю его “благословенным”. Снова в седло и что есть сил на финиш. Трафик уплотняется, летят городские автобусы. Сам въезд в город помню, бывал здесь в командировке десять лет назад. Подъём на путепровод, дорога поворачивает направо. Но начинает тянуться какая-то промка, отвалы остаются сзади. То депо, то предприятие, селитьбы не видно. Наконец-то вокзал. Спрашиваю у двух аксакалов, где велосипедисты? Те удивлённо качают головами, не было таких. Может автовокзал? Показывают мне рукой левее. Бросок туда. На лавочке сидит уставший Макс, рядом растянулся Ерканат. Достаю бреветку, взгляд на часы: 18:05, минус три часа — на всё, про всё 15 часов 5 минут. Ни радости, ни эйфории, просто опустошение внутри. Но это уже знакомо по прежним бреветам. Кайф испытывать начинаешь потом. Звонит Асылбек, говорит, что точка дальше по Абая. Медленно крутим в его сторону, собираемся вчетвером. Сергей и Михаил выступают в роли квартирьеров. Закатываемся, моем с Асылом своих коней на захудалой автомойке. Девушка, узнав откуда мы приехали, даже не взяла с нас денег за “обстрел”. Покупаю квас и пиво, поднимаемся в квартиру, где прихожая уже заставлена нашими велами.

Из-за энергетических мощностей города здесь никто не ставит электротитанов: горячая вода есть всегда. Но именно накануне приезда нашего марафона, что-то приключилось с этой сферой. Моемся холодной водой и это сейчас самое лучшее лекарство. Все в сборе и начинается живое обсуждение нашего продолжительного заезда. С каждым глотком “Бархатного” разливается приятная радость: мы сделали это!

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded