d

ДАЧНИКИ. Уходящая натура.

Д А Ч Н И К И | 1/2

«Дружные ребята»

На Фёдоровке есть достаточно широкие дачные улицы. Есть протяжённые, где нумерация участков переваливает за сотню. Есть же совсем крохотные, тупичковые, идущие по кругу. Логику старых землемеров и устроителей часто бывает трудно понять. Но среди обилия милых цветочных и ягодных названий, почти как в песне Юрия Антонова, мне встретилась небольшая улочка Дружбы. Прояснить историю возникновения этого массива мне помогли дачники-старожилы, нынче уходящая и исчезающая натура. Сегодня этим людям по 75, 80, 85 лет. Дачи стали для них чем-то вроде образа жизни, вторым домом, местом приложения сил, творческими лабораториями и минипищевыми комбинатами. Но годы берут своё. Всё труднее добираться из города, нет уже того здоровья, чтобы копать землю весной, обрабатывать её летом и собирать урожай осенью.

Рассказывает Лидия Ивановна Янкова, карагандинка:

— Первые участки здесь стали давать в 1982 году. Уже были дачи общества «Натуралист». Здесь же нарезали землю от «Машиностроителя». Соседи были с городского Машзавода №1. Мы с мужем трудились на РГШО (по ремонту горно-шахтного оборудования), в конструкторском бюро. Иван Фёдорович в профсоюзе работал, как-то с коллегами договорился. На нашей улице чётная сторона относилась к этому обществу, а нечётная — к «Науке». Поэтому решили дать ей такое название, чтобы жили дружно. Так и вышло. Отношения с соседями у нас были замечательные. Русские, немцы, казахи, евреи, украинцы, корейцы. Настоящий интернационал. Мы себя в шутку много лет так и называли — «Дружные ребята». Начинали с того, что стали приводить в порядок целину. Земля была перепахана тракторами, нужно было все кочки и островки травы перетрясти, спланировать. Только колышки торчали и верёвочки, даже заборов не было. Постепенно обживались. Через год к работам присоединились учёные напротив, стали появляться первые домики.

Сами мы из Зауралья. Жили в Курганской области, рядом со станцией Петухово, её все знают, кто на поезде ездил. Там мы с Иваном Фёдоровичем сыграли свадьбу. В Караганду приехали, потому что здесь было проще получить образование, закончить институт. На родине огороды были огромные, по 50 соток. Нас у мамы было пять девчат и двое мальчишек. На огороде сажали всё подряд. Но мама выделяла каждому из нас свои участки и мы соревновались — у кого лучше растёт и урожай больше. С детства всю эту науку знали и умели работать. У отца было агрономическое образование, он работал председателем в колхозе. Хозяйство было крепкое: и по животноводству все направления, и по овощам. Но из колхоза не уедешь, паспорта у меня не было: пахали за трудодни, как говорится. Школа у нас была семилетка. Дальше учиться — это уже только в район ехать надо, как это сделать?.. С 16 лет работала телятницей, дояркой. Пришлось мне за Ивана замуж выйти, он жил в соседнем рабочем посёлке (смеётся). Получили документы и уехали. В прошлом году было 60 лет, как живём вместе...

Так что база для дачных изысканий у меня была. Здесь многие соседи шли ко мне с вопросами, за советом. Один так и говорил всегда в шутку: «Я опять пришёл к Википедии», подсказывала. Начинали строить, нигде ничего не взять, стройматериалов нет, да и купить не на что. У нас окна вышли такие большие, потому что каждый кирпич экономили. Иван Фёдорович сам всё нарисовал, спроектировал. Мне нравился наш дом. Солнышко с утра в одно окно, потом поворачивается, в другое. Даже когда в холодное время приезжали, здесь было приятно, тепло. Разбирала сейчас фотографии. Что-то даже выбросила, не могу спокойно смотреть. Дачу мы продали прошлой осенью. После болезни дедушка не может водить машину, 83 года. Тяжело уже. Я бы может ещё повозилась. Но подвели черту.

Здесь у меня всё росло. И клубника, и малина, груши, яблони. Цветов было больше сотни видов, розы. После затопления в 2015 году это всё пропало, вымокло. Паводок сошёл, а грунтовые воды резко поднялись. Восстановить большинство из своих красот я уже не смогла, очень дорого весь этот посадочный материал стоит. А потом, посмотрите, какие дачи сейчас? На нашей улице ведь почти не осталось первых владельцев, несколько семей может быть. Молодёжь покупает дачи. Всё выкорчёвывают, засевают траву, ставят бассейн, мангал. Новые хозяева так и с нашим участком планируют поступить, я слышала от соседей... (вздыхает).

Мы стремились к тому, чтобы копейка лишняя была, вырастить что-то. Они теперь иначе отдыхают. Ставят большие заборы, отгораживаются. У нас часто и заборов не было, сеточку натянешь или штакетник невысокий. Многие стараются искать такие варианты, чтобы рядом продавалось два-три участка. Тогда получается разом 12-18 соток, выход на две улицы. Можно две машины поставить, большой дом, баню, тут зелень, там картошку посадить. Со временем рассчитывают, что здесь будет обычное жильё. Так-то земля дорого стоит. Я вот продала за миллион — ох, невеликие деньги. Поэтому пользуются моментом. Не знаю, получится ли у них в дальнейшем это узаконить.

Специально никогда экономику не вела. Начинается весной сезон, несмотря на все расходы, что там нужно оплатить (взносы, полив, семена, материалы) — брались с радостью. Один свет за лето набегал под 20 тысяч тенге. У кого-то один чайник да лампочка, у старушки вроде нас. У других и холодильники, и обогреватели, техника бытовая. Но нашему председателю невыгодно по счётчику брать. Делят общее по участкам, плюс сам тариф здесь очень высокий.

Я что-то набрала, вышла к супермаркету, продала. На следующий день у меня на бензин уже есть, на сахар есть, на колбаску, на крупу. Пенсия-то остаётся, не трогаю. Плюс в летнее время не платим за газ, за отопление и горячую воду — это тоже заметно. Заскочим домой, посмотрим что тут да как, воды наберём и назад. Только холодильник крутит, копейки. Другие люди выходят торговать, тоже не от хорошей жизни — хоть какая-то помощь.

Дедушка привёз меня, посидела я пару часиков. Зато едем на другой день, я уже всё подсчитала. Смысл есть, конечно!

Сколько наш завод существовал, чего там только не было?! И самодеятельность, и профсоюз. Всем этим мы жили, везде участвовали. Не говоря уже о том, что всегда можно было поехать по путёвке, отдохнуть, подлечиться. А сейчас что? Где вы хоть что-то похожее сможете ощутить? Так теперь и будем доживать, особо никуда не выходя: только на себя надейся. Другой раз говорю, хорошо, что нам пенсию платят. Представьте себе, если перестанем получать, случись что? Что тогда делать? Жили огородом, это было естественным подспорьем. А так — сразу всё...

Фото автора и из архива семьи Янковых.




Исчезает пласт старых дачников, которые помнят эти места в самом начале освоения Фёдоровского массива. Остаются только их домики да названия улочек на сером штакетнике.

Супруги Янковы у своей дачи в июне 2019 года. Такими я их запечатлел во время работы над фотопроектом "Один день из жизни города К.", который с друзьями и коллегами делали к 85-летию города.


Первая пятилетка. Ещё нет больших деревьев, участки просматриваются на две-три улицы, но уже появились скромные домики.


Лидия Ивановна с племянницей, начало 2000-х.


Иван Фёдорович (слева) с соседями. Приметы времени: невысокий заборчик и новенькая "Жигули".


Октябрь 2015 года. Сезон закончен. Мощный паводок наделал бед...


Супруги Янковы за сбором урожая.


У многих новых хозяев редко встретишь цветущую картошку. У них другие приоритеты: казан, мангал, бассейн.


Жизнь нового дачника на старом участке начинается с ... нового туалета.


Остаётся только вспоминать о тех невероятных букетах, что были собраны руками Лидии Ивановны. Её творения часто радовали педагогов моих дочерей, друзей и родных. Теперь эти красоты, увы, в прошлом.


Давно уехали в Израиль соседи Лидии Ивановны по участку. Здесь теперь много лет новые хозяева. Но марку улицы Дружбы держат!


"Дачи под охраной большой собаки".
Большой виртуальной собаки...


Жизнелюбию и стойкости "пионеров" удивляешься. Вроде бы уже и сил нет, но они стремятся на дачу.

Проект «Дачники». Данный контент стал возможным благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID), и был создан в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP, реализуемой Internews при финансовой поддержке USAID. Автор несёт ответственность за его содержание, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США, или Internews.
d

ДАЧНИКИ

Д А Ч Н И К И  |  1/1


Ты помнишь, как всё начиналось?


В русский язык давно и прочно вошли самые разные иностранные термины. Но есть и обратные явления. Помимо известных troika, vodka, samovar, в английских словарях сегодня мы можем встретить sputnik, pogrom и perestroika. «Спутник» теперь и вовсе гордо шествует по странам и континентам на фоне борьбы с вирусом. И, вот уж совсем удивительное дело, нашлось место для dacha — нашей старорусской и советской дачи, такой привычной и знакомой нам, но требующей объяснений для иностранца.


Изначально дачами назывались угодья, поместья и усадьбы, которые царь Пётр даровал своим подчинённым за особые заслуги. Оно и произошло от глагола «давать». Со временем явление распространилось и на иные слои дореволюционного общества России. Описания дачного времяпрепровождения и образа жизни горожан можно найти в богатом пласте русской классической литературы того времени. В Советском Союзе так стали именовать небольшие наделы земли, выделяемые государством для отдыха и выращивания сельскохозяйственной продукции. И если в 30-е часто это были лишь огороды и сады, строить на них что-то запрещали. Не случилось бума при Хрущёве, когда дача всё ещё оставалась прерогативой номенклатуры: крупных государственных деятелей, авиаконструкторов, артистов и популярных писателей. Никита Сергеевич в пылу борьбы с «мелкобуржуазными и собственническими инстинктами» в 1960 году поручил Совмину прекратить отвод участков под индивидуальное дачное строительство.


Настоящий бум такого строительства пришёлся уже на годы Брежнева. В марте 1966 года Совет Министров и Всесоюзный центральный совет профсоюзов постановили выделять предприятиям, учреждениям и организациям земельные массивы, участками по 6 соток. Основой фонда новых дачных обществ стали земли госземфонда, гослесфонда, подсобных сельских хозяйств и малопродуктивные угодья. Дачники нового образца получили право не только на вожделенные сотки, теперь им было разрешено строить садовые домики (летние) полезной площадью от 12 до 25 кв. м. Одна семья могла пристроить десятиметровую террасу. Возводить хоромы и двухэтажные дома с подвалами запрещалось. Сермяжная правда в этом была: тут вам и отдых трудящихся и способ прокормиться. Несмотря на освоение целины, в то время сохранялся дефицит продовольствия. Дача же давала возможность вырастить картофель, овощи, ягоды и фрукты.


От старожилов Караганды часто в воспоминаниях можно услышать про огороды, они раздавались раньше на любом свободном клочке земли, пригодном для земледелия. Первые же дачи у нас, в силу относительной «молодости» города (статус был получен только в 1934 году) стали возникать лишь в 1968 году, в марте было создано старейшее общество «Натуралист». Участки начали выделять руководителям и передовикам производства предприятий и организаций Управления угольной промышленности КазССР. Угольщики стали пионерами по праву: на протяжении десятилетий в Фёдоровском разрезе шла добыча угля. Но к этому моменту произошло его заполнение водой, хозяйственная деятельность была прекращена. Среди горожан до сих пор ходят легенды о затопленной технике на 50-70-метровой глубине — столь стремительно стала поступать вода из многочисленных родников и паводковые потоки сверху. Первоначальный проект предусматривал 400 наделов. Позже к ним прирезали дополнительные площади, число перевалило за тысячу. Рядом стали возникать другие кооперативы. В условиях жаркого и сурового климата полив насаждений обеспечивался из соседнего водохранилища, для этого силами предприятий возводили подстанциии, насосные, тянули магистральные и внутриквартальные трубопроводы.


«Дача на Фёдоровке» — до недавних пор это была, в общем-то, достаточная ёмкая характеристика. Скажут такое, сразу всё понятно становится о человеке и его образе жизни весной, летом и осенью. Но меняются сами дачные улочки, уходят старожилы. Первые кооперативы садоводов пережили затяжные организационные войны, битвы за полив, нашествия мародёров и сборщиков металлолома, удары стихии. То тут, то там можно видеть брошенные участки, что не пережили суровый паводок 2015 года. Повсеместными стали блестящие высокие заборы — земля тянет к себе новых владельцев, для многих из которых выращивание ягод и овощей больше не является главной летней задачей...















Проект «Дачники». Данный контент стал возможным благодаря помощи американского народа, оказанной через Агентство США по международному развитию (USAID), и был создан в рамках Центральноазиатской программы MediaCAMP, реализуемой Internews при финансовой поддержке USAID. Автор несёт ответственность за его содержание, которое не обязательно отражает позицию USAID или Правительства США, или Internews.

d

Взялся за старое, но по-новому

Очень давно не писал ничего, если только по работе, но там темы совсем другие. С лёгкой руки Александра Ермолёнка буду беседовать с карагандинцами, которые наматывают километры всякими разными способами, открывают в себе новые возможности, бросаются в путешествия, побеждают.

Первым собеседником стал Евгений Попов. В начале лета он весил больше ста кг, ежевечерне тянул пивко и не помышлял ни о каких кроссах и велогонках в грязи.


d

Tamyz Race '2018. Первый блин не комом.

Традиционно у нас в Караганде сложилось так, что помимо открытия/закрытия велосезона, в начале обычно проходил велофест, а под занавес бывала гонка. Здорово, что в этом году именно так и случилось. Старт был приурочен к 6-летию спортивного магазина Limpopo Outdoor и Дню шахтёра.

«Тамыз» по-казахски — это август, жаркие дни. Градусник же с утра показывал всего +10... А после обустройства стартового городка в Тихоновском лесничестве, пошёл непрекращающийся дождь. Но жарко было на трассе. Эмоции и страсти здесь царили нешуточные. Три круга по четыре километра. Две возрастных категории у мужчин: 18-36 и 36+. Из девчат никто не заявился, к сожалению. Сколько бывал в этих местах, непосредственно рядом с домиком лесников не гулял никогда, а зря — очень живописные места, много ранеток, груш, дички, боярышника. Обязательно нужно будет наведаться сюда на фотоохоту зимой!

Приятно было поболеть за друзей-товарищей. В молодёжной категории победил наш друг-рандоннер Максим Россаднев, с чем его и поздравляем. Большое спасибо организаторам этого отличного праздника за возможность поболеть, встретить старых и новых друзей, насладиться природой. Пусть очень мокрой и холодной :)

Небольшая фотозарисовка про наше боевое 26 августа. Большие сеты будут доступны на аккаунтах Limpopo Outdoor Karaganda в Фейсбуке и Вконтакте.

Высокая влажность, штиль, стылая морось, заряды ливня. МТБ-шник должен уделаться по полной...
Collapse )
d

Отважная троица и Tour de Bukhar Zhyrau

В канун Дня спорта мои друзья по бреветам решили стартовать на четыре сотни, таков календарь. Кайрат не смог поехать с нами 300 из-за работы. Миша после Экибастуза двинул 150 в Баян-аул. А потом после короткого отдыха навернул ещё по степям 280 до дома. Макс сделал обратные 300 сразу же в воскресенье после заезда. Потенциал в этих парнях есть. Выехал рано утром, чтобы проводить их в путь от уже привычного Дворца культуры в Майкудуке. Моё же путешествие уходило с павлодарской развилки правее, в сторону Каркаралинска, но только до Ботакары.

Разведал дорогу (хотя её давно знаю как пассажир и штурман) для велопохода в честь 350-летнего юбилея Бухар жырау Калкаманулы. Праздненства проходили в живописном урочище недалеко от Кернея 17-19 августа. С утра было терпимо, а потом траффик стал чрезвычайно плотным. Бедняки меня отчаянно приветствовали, навороченные джипы натужно сигналили :)

Дорога для моих товарищей марафонцев уходит налево. Им предстоит доехать до Молодёжного, а потом уйти выше на Осакаровку. Первый раз проводим бревет в 400 км на карагандинской земле. Я же поворачиваю направо, на каркаралинскую дорогу.
Collapse )
d

Большая шутка за 300 | 3

Отход

Первый вояж на вокзал не принёс никаких результатов. Билетов нет, остаёмся ночевать. Пока вяло принимали решения о том, как восполнять калории, стемнело. Экибастуз с его 160-тысячным населением — городок по большей части рабочий. Многие заведения закрываются в 20-21 час. Поэтому господа-концессионеры, облачившись в гражданское платье, предприняли вечерний моцион до ближайшего супермаркета. Вернулись в нашу шумную обитель и я приступил к сооружению питательного “Залипона по-экибастузски”:
2 банки тушёнки “Кублей” (говядина и конина), пачка макарон “Султан” (спиральки), банка кукурузы, банка горошка, лук, чеснок, специи.
В казанок добавил немного жира из тушняка, пассеровал лук, добавил всё мясо и бульон из банок, кукурузу, горошек (использовал по половине баночек) и макароны, перемешал. Сделал сильный огонь и влил два с половиной стакана воды. Сто лет не готовил на электрической плите, но справился. Мелко порезал чеснок, удобрил специями. Температуру поставил на минимум. Макароны впитали закипевшую воду и достаточно быстро приготовились. Собственно залипона не случилось, это был такой бодрый, подтянутый, марафонский деликатес. Вооружились ложками и уселись вокруг нашего горшочка. Едоки на все лады нахваливали повара. Думаю, что они просто были чертовски голодные :)

Collapse )
d

Большая шутка за 300 | 2

Приход

В темноте потянулась Павлодарка. Накануне был дождь. На полном ходу влетел в продавленную пологую линзу, наполненную жидкой грязью. Ехать на грязном велосипеде бревет негоже, на одном из привалов после влажной салфеткой привел обода в божеский вид. Асыл, Миша и Макс держатся где-то впереди. Мы идём с Ерканатом и Сергеем. Световое пятно от фонарика обманчиво, в любую секунду можно попасть в неприятности, хотя и крутим что-то около 25 км/ч. Антон стоит у обочины и в мощном свете своей фары машет нам рукой, желая счастливого пути: ему нужно возвращаться назад в город. Минуем дачи, “тёщины ворота”, канал. И здесь прорубает в первый раз по-настоящему. Все низины укутаны плотным молочным туманом, зябко. Но это только подзадоривает и заставляет педалировать веселей. Фонарик на задней сумке Ерканата то пропадает в этом киселе, то снова помаргивает, словно в фильме ужасов. Невероятное ощущение!

Collapse )
d

Большая шутка за 300 | 1

Подход

Можно ли полноценно подготовиться к бревету? Всё ли я предусмотрел? Смогу ли поспать, если старт назначен на три часа ночи? Эти и другие вопросы я задавал себе ежедневно, а контрольная дата неумолимо приближалась. Значительных пробегов в июле не случилось, едва накатал шесть сотен. Хорошо расслабился на Балхаше, после выскакивая вечером лишь для поддержания формы. Накануне старта ездил по 30 км, чтоб не переусердствовать.

Collapse )
d

На правах тоста


Выход из трудного периода жизни, который у нас именуется «мушел жас» — это всегда ожидание нового, перемен, роста, удачи. Тревожный этап позади, можно расслабиться до сорока восьми и отпустить себя на волю стихий.

Макс, с Днём рождения тебя! Наши отношения (исключительно виртуальные, в жизни нам не довелось пока ещё встретиться, но какие наши годы!) были разными. Но я реально рад, что ты сделал это, жму руку.

Максим Гринкевич читает свои рассказы на встрече с читателями в магазине "Меломан", Алматы.

Времена года Максима Гринкевича, или Деконструкция детства

Написать и издать книгу, пусть даже тиражом в сотню-другую экземпляров, стало в последнее время если не idée fixe, то вполне себе модным поветрием. Пишут художники и артисты, чиновники и спортсмены, ветераны битв за урожай и просто одарённые творческие личности с богатым внутренним миром. Однако изменившийся книгопечатный рынок, как и сама привычка наших соотечественников к чтению, коренным образом переделали этот некогда огромный мир, сжавшийся до неприличных размеров квартальчика, двора, коммунальной кухни. Все опосредованно друг друга знают, вращаются на схожих эшелонах, редкая птица пробьет энергетический уровень на пару-тройку значений вверх, догорая флуоресцирующими обломками полгода в социальных сетях и пуская круги по застоявшейся воде условного болота. Ни заработать, ни прославиться, ни стяжать иных осязаемых благ этим затратным увлечением (время = деньги) — нельзя. Разве что после можно к титулам и регалиям на визитной карточке добавить нескромное «писатель». А ещё пригласят в ток-шоу на ТВ, где хлопать принято по команде помрежа с табличкой.

Collapse )